Skip to content
 

В компании с толстяком. Глава 7

Предыдущая глава была здесь: http://ekimych.com/?p=678

– Если ты проголодалась, можешь перекусить, – сказал Андрей. – Продуктов у нас достаточно.

А ты?

А мне пока нельзя, я машиной управляю.

Они ехали по Кольцевой автодороге.

Так, может, остановимся? – предложила Катя.

Нет. Время терять не стоит.

Она открыла один из мешков и увидела там, кроме всего прочего, те самые упаковки «Даниссимо» со вкусом пломбира. Первое желание попробовать экзотическую еду сразу сменилось опасением: вдруг эта штука для Андрея на вес золота, а больше купить её будет негде? Может, он в отношении некоторых продуктов ведёт себя как наркоман… Катя отложила этот мешок и заглянула в свой рюкзак. Достала оттуда батон и вишнёвый сок, отломила кусок булки и стала есть, запивая соком.

Что ты нашёл про Ивана Даниловича? – спросила Катя.

Ничего хорошего.

Это я поняла.

Если в двух словах, преступный авторитет. Имеет прозвище «Иван Первый». Контролирует азартные игры и спорт.

Откуда у него такое прозвище появилось?

Какой-то умник, хорошо знающий историю, сообразил, что так звали одного древнерусского князя: Иван Первый, он же Иван Данилович. Вот и приделали ему кличку.

А этот твой знакомый, к которому мы едем – он кто?

О-о-о, это великий сыщик! Зовут его Михаил Николаевич Силачёв. Вернее, он бывший сыщик…

Катя уже начала на нервной почве страдать излишней подозрительностью, поэтому спросила:

А как этот великий сыщик оказался в твоём окружении? У тебя что, были проблемы с законом?

Да не, ты что! Совсем наоборот! Мой дядя служил в милиции, ну и потом в полиции, а Силачёв одно время был его начальником. Пока в отставку не вышел. После этого он уехал в Новгородскую область. Там сейчас и живёт.

Может, проще было обратиться к твоему дяде?

Нет, не проще. Во-первых, мой дядя живёт в Питере, а Силачёв – хрен знает где, и там нас будет гораздо труднее найти. Во-вторых… чёрт, не хочу никого обижать, но Силачёв намного круче. У него способностей больше. Насчёт связей не знаю, но способностей явно больше.

Катя доела кусок булки, убрала сок и застегнула рюкзак. Некоторое время она обдумывала своё положение.

Слушай, Андрей… А может, лучше всё-таки нормально обратиться в полицию?

Не надо.

А… тогда, может, свяжемся с моей командой и объясним ситуацию?

Не стоит.

Просто, ты понимаешь, я с тобой почти незнакома, а тут дело так повернулось… хочешь не хочешь, а уже беспокоишься, что это подстава.

Какая подстава? С моей стороны, что ли?

Ну-у-у… да. И вообще, разве у человека может быть фамилия Силачёв?

Андрей рассмеялся так, что едва не потерял управление машиной:

Во, блин… ну ты даёшь! Чем тебе его фамилия не понравилась? Самая лучшая фамилия, какая только бывает.

Ладно, извини… Нервы.

Автомобиль свернул с Кольцевой автодороги на Московское шоссе.

Ты думаешь, этот Силачёв пустит нас к себе пожить? – спросила Катя.

Не знаю, ему видней. Он в отдельном доме живёт, а у его жены ещё имеется вторая квартира. Так что места на всех хватит. У них семья небольшая: сам Силачёв, жена и сын шестилетний. Вообще у него три сына, только первые двое уже взрослые, живут отдельно…

За окном стояла ночь. Автомобиль грузно и неторопливо пожирал километры, так что Кате казалось, будто она в танке. Такой уж был стиль вождения её нового приятеля.

 

* * *

 

Рано утром, когда они въехали в Новгородскую область, Андрей решил как следует подкрепиться. Увидев подходящую просёлочную дорогу, он свернул вправо, проехал немного по ней и остановил машину в лесу. Первым делом Андрей вытащил упаковку «Даниссимо» со вкусом пломбира. Кроме того, у него в машине обнаружилась чайная ложечка специально для таких целей.

А можно мне попробовать, что это за чудо-угощение? – спросила Катя.

Андрей не на шутку задумался. Судя по его физиономии, он сейчас решал вопрос более важный, чем «быть или не быть?» Но наконец утвердительно кивнул головой.

Можно. Во-первых, как твой болельщик, я должен быть готов на любые жертвы ради тебя, и, во-вторых, это угощение надо всячески рекламировать. А иначе кто же о нём узнает! Ешь на здоровье. Только ложечка у меня всего одна. Как заедем в магазин, куплю ещё одну.

Ой… – спохватилась Катя. – Магазин… Мне же надо купить много вещей! Если мы надолго уехали из Питера, то мне нужна другая одежда, зубная щётка, паста, мыло… всё сразу и не вспомнить.

Да, действительно. У тебя деньги с собой есть?

Ну да, в рюкзаке… правда, немного. Но у меня и карта есть.

Я тоже и бабки, и карту взял. Ладно, если тебе будет не хватать, я добавлю. Ну, давай, пробуй.

Катя взяла ложечку и съела одну упаковку «Даниссимо» (130 граммов). Ей чрезвычайно понравилось, но она не стала жадничать и передала ложечку Андрею. Он съел ещё три упаковки. Потом попросил у Кати вишнёвый сок и, в свою очередь, поделился с ней пирожками. Катя съела парочку: один из них оказался с луком, рисом и яйцом, а второй – с мясом.

Вдвоём они выпили весь пакет сока, и Андрей положил его в мешок – чтобы не мусорить.

Это был завтрак, а обедать будем у Силачёва, – сказал он. – Поехали!

Теперь он включил в машине музыку, вероятно, чувствуя себя в большей безопасности, чем раньше – словом, позволил себе немного расслабиться. Сначала они слушали музыку молча, потом Андрей объяснил:

Этот сборник я сам составил. Есть три рок-группы, которые мне очень нравятся: «Дез-ориентир», «Грязные святые» и «Еда»…

(По крайней мере, так их названия воспринимались на слух, а в письменном виде могли выглядеть несколько по-другому).

…вот я и собрал лучшие песни из их репертуара. Ну там, в принципе, один и тот же парень был главным человеком во всех трёх группах, а сами группы превращались одна в другую. Одна закрылась – другая открылась. Да и по голосу слышно, что один и тот же человек поёт.

«Грязные святые»? Это группа так называется? – удивилась Катя.

Ну да. В начале прошлого века, до революции, шутка такая была: «Не согрешишь – не покаешься». Нравятся песни?

Не знаю… я музыкой не очень интересуюсь. Что поставят, то и слушаю.

А не пора ли нам позвонить Силачёву? – спросил Андрей, глянул на автомобильные часы и сам себе ответил: – Думаю, уже можно.

Он убавил музыку и набрал номер.

Михаил Николаич, здравствуйте. Это Андрей. Я еду к вам в гости! Вы где сейчас: в Окуловке или на даче? На даче? Хорошо. Ну, я, наверно, часа через два-три до вас доберусь. Хорошо? Ну всё, ждите…

Два-три часа – это с учётом магазина, – объяснил он Кате. – Так бы получилось быстрее, но нам надо много чего купить.

Закупки они сделали в той же самой Окуловке. Это оказался небольшой городок, районный центр. Вначале они купили предметы гигиены (зубную пасту, зубные щётки, чайную ложечку, мыло и всё такое), а потом и одежду. Андрей был в джинсах, свитере и хороших туфлях, но захотел приобрести спортивный костюм и кроссовки; Катя же, наоборот, была в спортивном костюме и кроссовках, поэтому ей понадобилось одеться прилично. Она купила себе туфли и деловой костюм – и там же, в магазине, переоделась. Надо сказать, что Андрей привлёк к себе всеобщее внимание: ему потребовалась очень большая обувь и одежда максимального размера, да и ту ещё не сразу нашли. Когда они с Катей сели в машину, Андрей пожаловался:

Ну какой же я баран! Ведь мог бы взять с собой из дома всё необходимое, так нет же, пять минут пожалел! Ну ладно, не пять, десять. Главное, меня в этом магазине все запомнили, уж слишком приметная у меня внешность, да и повозиться со мной продавцам пришлось конкретно. Засветились мы, короче.

Самое смешное, что меня никто не узнал, – заметила Катя.

Ага. Кстати, я читал про один случай… в общем, София Ротару, едва успев прославиться, похвасталась кому-то из своего окружения, что её теперь все будут узнавать. Ну и после этого пошла в аптеку. Туда зашёл парень и упал перед ней на колени. Она решила: ну вот, начинается всенародный фанатизм. И тут продавщица закричала: «Девушка, не давайте ему денег, он наркоман!»

Они покинули Окуловку и в прежнем неторопливом темпе двинулись дальше. Впрочем, ехать пришлось не слишком долго. Довольно скоро Андрей свернул с шоссе на просёлочную дорогу, прокомментировав:

Во… нам сюда.

А как это место называется?

А хрен его знает, не помню.

Деревня была расположена в паре километров от шоссе и на первый взгляд казалась совсем убогой и заброшенной. Но только до того момента, пока они не увидели дом Силачёва, который стоял последним, дальше всех от шоссе. Это была большая, красивая и, видимо, достаточно новая двухэтажная постройка из красного и белого кирпича, обнесённая высоким забором тоже из красного и белого кирпича. Андрей подъехал к воротам и посигналил. Примерно через полминуты ворота стали открываться, Андрей завернул влево и торжественно въехал во двор.

Из дома вышел крепкий плотный мужичок лет шестидесяти, с короткой атлетической шеей, громадными ручищами, способными образовать кулаки размером чуть ли не с тыкву, и широкой загорелой физиономией смугло-красного цвета. Одет он был по-простому, в тренировочные штаны, рубашку и домашние тапочки. Катя поняла, что это и есть знаменитый сыщик Силачёв. В то же время металлические ворота стали закрываться. Остановив машину, Андрей вылез на улицу, Катя последовала его примеру. Андрей подошёл к сыщику, и тот оказался ему до плеча.

«Он ростом примерно как я, не больше», – подумала Катя. И вдруг Силачёв её огорошил. Он заговорил первым, да не просто заговорил, а, уставившись на Катю, произнёс:

Я так и думал.

Катя в недоумении тоже уставилась на него, но тут Андрей поздоровался с сыщиком, а Силачёв, в свою очередь, поздоровался с ними обоими. С Андреем он обменялся рукопожатием, причём Катя заметила, что Андрей поморщился. Видимо, рука у сыщика была исключительно крепкая.

Ну, – сказал он, – пойдёмте в дом.

Втроём они прошли в одну из комнат первого этажа, очевидно, самую большую. Там их встретила красивая и пышная блондинка лет тридцати – тридцати пяти, немного полноватая, но в меру (ориентировочно килограммов семьдесят при росте метр шестьдесят три). Она сразу кинула подозрительно-изучающий взгляд на Катю.

«Узнала!» – подумала Катя, но тут же поняла, что дело совсем в другом: у Силачёва достаточно ревнивая жена.

Оксана, – представил её Силачёв. – А это Екатерина. Ну, Андрея вы все и так знаете.

Здравствуйте, – сказал Андрей. – Михаил Николаевич, а можно будет немного подкрепиться?

Силачёв с женой рассмеялись, при этом Оксана, кажется, временно забыла про свою подозрительность.

Можно, – ответил сыщик. – Оксана, тащи обед. Только, слушай, у нас тут такое… тайное совещание. Информация, которую лучше никому не знать, даже тебе.

Много будешь знать – скоро состаришься, – понимающе кивнула она и направилась к выходу.

В комнату заглянул мальчик. Он успел произнести: «Здравствуйте», но мать сказала ему: «Пойдём, Паша, тут у них секретное совещание», и они вместе ушли, не забыв закрыть дверь.

Прошу всех сесть, – полушутя-полусерьёзно объявил Силачёв и сам уселся за стол. Андрей и Катя последовали его примеру. – Рассказывайте.

Рассказывали по очереди: сначала Катя (правда, ей пришлось прерваться, когда Оксана принесла обед), потом Андрей. Вообще-то у Кати накопились вопросы к обоим собеседникам, но она не торопилась их задавать, опасаясь, что Андрей, или Силачёв, или даже оба сразу выразят недовольство и откажутся ей помогать. Поэтому она с интересом выжидала, как начнёт свой рассказ Андрей. Он начал с фразы:

Я приехал к Кате и хотел зайти к ней в гости, но не успел. Только я вышел из машины, как она сама выскочила на улицу…

И ни слова о том, зачем он к ней приехал. И Силачёв тоже не стал этим интересоваться. Дальше Андрей изложил, как отвёз Катю домой, и стал искать информацию про Ивана Даниловича, и нашёл нечто пугающее… ну и так далее.

Мне тоже нужна информация про Ивана Даниловича, – произнёс сыщик. – Я должен понять, насколько он опасен.

Принести мой ноутбук? – спросил Андрей.

Зачем? Я со своего посмотрю.

Михаил Николаевич вышел из комнаты и вскоре вернулся с ноутбуком:

Сейчас интернет откроется, и посмотрим. Значит, Иван Данилович?

Да. Потом уже я нашёл в интернете его прозвище, «Иван Первый».

Хорошо.

Если по уму, то Кате, конечно, следовало бы присоединиться к Силачёву и заняться изучением информации, которую он найдёт. Но… нервы, нервы! Ей очень не хотелось этого делать без крайней необходимости. Подобно пациенту в больнице, который знает, что он опасно болен, но не хочет знать подробностей, боясь, что они его окончательно добьют. «Доктор, постарайтесь меня вылечить, только не надо разъяснять детали моей болезни, я и так весь на нервах…»

Они с Андреем закончили обед, а Силачёв продолжал гулять по интернету. Они сидели молча, чтобы ему не мешать. Так прошло, кажется, несколько минут (возможно, больше). Наконец Михаил Николаевич оторвался от ноутбука и сказал:

Мне придётся сделать «звонок другу». Для этого друга… ну и для некоторых других… у меня есть отдельный телефон. Я вас на время покину.

Он вышел и закрыл дверь. Катя с Андреем остались одни, чувствуя себя в подвешенном состоянии.

И что теперь будет? – спросила Катя.

Сам не знаю.

Чтобы не сидеть без дела, Андрей выпил ещё чашку чая и слопал пару бутербродов с сыром. Но вот вернулся Силачёв.

Значит, так, ребята, – сказал он. – Вы сейчас поедете на дачу к моему товарищу, я с ним договорился. Это московский бизнесмен, зовут его Пётр Андреевич. Как к нему доехать, я вам нарисую. У него не просто дача, а самая настоящая крепость с охраной. И он очень обрадовался, что к нему едет в гости Екатерина Цыганова. Он тоже ваш болельщик. Правда, пока его на даче нет и появится он там ещё не скоро – очень занят.

А дача у него под Москвой? – спросил Андрей.

Почему под Москвой? Десять километров отсюда.

А, а то я подумал, раз он московский бизнесмен…

Сыщик взял с полки лист бумаги и карандаш.

Смотрите. Выезжаете обратно на шоссе… Потом едете направо, километра два с половиной. Там от шоссе в другую сторону отходит ещё одна просёлочная дорога, вот она, – Силачёв нарисовал. – Едете по ней до упора, это километров пять. Вот тут дача. Других построек рядом нет. Посигналите у ворот, представитесь, вас впустят.

А вы что будете делать? – поинтересовался Андрей.

Я? Поеду в Питер, постараюсь «утопить» Ивана Даниловича. Задействую все свои связи. И твоего дядю тоже… Кстати, ты ему уже рассказал эту историю?

Нет.

Ну, неважно, я сам расскажу. Ещё пара рекомендаций: хотя дача Петра Андреевича – настоящая крепость, вам всё равно следует соблюдать максимальную осторожность. С территории дачи не отлучаться, из дома не выходить, сидеть только в помещениях с занавешенными окнами, в соцсетях не болтать, в интернете под своим именем не авторизовываться, никому не звонить…

Что же вы ей совсем житья не даёте! – возмутился Андрей.

Почему это «ей»? Я про вас обоих говорю. Или ты хотел оставить Екатерину и уехать?

Да нет, наоборот, я хотел остаться с ней.

Ну и правильно, потому что бандиты будут искать и тебя тоже. Так что лучше никуда не дёргайся, а укройся вместе с ней. Посидите на даче Петра Андреевича, пока я не порешаю все вопросы. Кстати, чтобы вас нельзя было отследить, я бы ещё порекомендовал проехать несколько километров в сторону Москвы и оставить там твой мобильник…

Ох, ёпт…

…а потом проехать ещё несколько километров в сторону Москвы и оставить там твою машину.

Ну хватит уже издеваться! – потерял терпение Андрей.

Я не издеваюсь, а перечисляю меры предосторожности, которые считаю достаточными. Но приказывать вам не могу, делайте, как хотите. Это были только рекомендации.

Ладно, мы подумаем над этим… Михаил Николаевич, у меня к вам ещё один вопрос.

Спрашивай.

Скажите, на даче Петра Андреевича будет «Даниссимо» со вкусом пломбира?

Силачёв растерялся.

Ну-у-у… я не знаю, – неуверенно произнёс он. – Вот уж понятия не имею, чем их там кормят.

То есть вы хотите сказать… что там может не быть «Даниссимо» со вкусом пломбира??!

Может и не быть, – пожал плечами сыщик.

Андрей схватился за голову. Кажется, только теперь до него дошло, в какое трудное и опасное дело он впутался.

Написать отзыв